26 июня прошла очередная сессия Госсобрания. Из 41 депутата присутствовало 33. Спикер Владимир Тюлентин предложил провести сессию в ускоренном темпе, мол, все ключевые вопросы рассмотрены на комитетах, но по-быстрому отстреляться не получилось – сессия закончилась к вечеру...

Среди наиболее интересных моментов заседания можно выделить споры при обсуждении исполнения ресбюджета за прошлый год, непринятие депутатами изменений в региональные законы о выборах и непринятие отчета министра туризма РА Екатерины Поваровой. Седьмой созыв продолжает приятно удивлять.

Первым депутаты рассмотрели проект закона Республики Алтай «Об исполнении республиканского бюджета Республики Алтай за 2019 год», его представила зампредседателя Правительства Республики Алтай, министр финансов Республики Алтай Ольга Завьялова. Вице-премьер подчеркнула, что бюджет соответствует утвержденным бюджетным принципам и правилам, реалистично спланированные доходы обеспечили выполнение всех принятых обязательств, в первую очередь социальных. Параметры бюджета в течение года изменялись три раза в основном на объемы федеральной финансовой помощи. Доходы составили 22,457 млрд рублей, расходы – 22,437 млрд рублей, профицит 19 млн рублей.
Все запланированные обязательства республики обеспечены ресурсами в полном объеме, исполнение ресбюджета осуществлялось в рамках 14 государственных программ РА. Завьялова добавила, что отчетный год стал отправным в реализации национальных проектов и подчеркнула, что в первую очередь было обеспечено выполнение социальных обязательств перед жителями республики – заработная плата с начислениями, социальные выплаты и платежи за неработающее население.

Почему такие большие остатки?
Аскар Тулебаев отметил, что остались неиспользованными 2 млрд рублей – «мне кажется, это ненормальная ситуация. Какие-то меры реагирования будут к распределителям этих средств? Я понимаю, что часть из них законтрактована, но мне кажется недопустимым, когда у нас в минздраве, например, 15 миллионов экономия в результате отсутствия заявок на медицинские кадры, или отсутствие потребности на единовременную выплату медработникам – 23 миллиона; порядка 30 миллионов по детям-сиротам не выплачены... Часть законтрактована, но при этом когда мы утверждали бюджет — спорили за каждую копейку, денег вроде не хватает, а в результате — раз, и они остаются неиспользованными».
Ольга Завьялова ответила, что остатки серьезные, но в большей мере связаны с остатками федеральных ресурсов, решение по которым было принято в конце финансового года, отдельные направления не законтрактованы в результате длительности конкурсных процедур, а также необходимости корректировки проектно-сметной документации. «Из тех сумм, что вы назвали, можно выделить три направления – Телецкое озеро, дорога на Караколы и детские сады, все остальные остатки законтрактованы и уйдут на те же направления в текущем году. Критичного ничего здесь нет», – считает министр. Она пообещала, что работа по имеющимся ресурсам будет ужесточена.
Асет Заргумаров считает, что у минфина была возможность решить проблему Акташского сельского поселения: «Да, в поселение вкладываются значительные средства, и вы сказали, что Акташ и без бюджета хорошо живет, но я с этим категорически не согласен... в годы ВОВ было единственное в стране место добычи ртути, которая применялась в военной промышленности. Сегодня избиратели считают, что мы медленно, но верно разрушаем то, что было построено предыдущими поколениями».

«А не продаются ли у нас должности?»
Мария Демина уверена, что отчет об исполнении бюджета 2019 года подлежит отклонению «в связи с нарушениями основополагающих принципов бюджетной системы»: валовый региональный продукт (ВРП) по результатам исполнения бюджета составил 80 процентов от ВРП 2018 года, имеет место реальное снижение показателей экономического развития – несмотря на то, что в бюджете-2019 на 4 млрд рублей больше; если говорить о неосвоенных средствах, в чем-то с министром можно согласиться, а в чем-то категорически нет – например, в части неосвоенных 30 млн для детей-сирот. Депутат отметила, что участвовала в историях, когда граждане обращались за помощью в минфин несколько раз, но ничего не получали. Это связано с некачественной работой министерства и неосвоением бюджетных средств, считает Мария Демина. «Здесь встает проблема, которая очень беспокоит меня как депутата и наших избирателей – качество подбора и расстановки кадров на высшие посты в Республике Алтай. Почему у нас на государственные должности попадают граждане, которые неспособны и не хотят выполнять возложенные на них государством обязанности? Министерство труда и социального развития, министерство экологии – с каким вопросом ни обратись, ничего решить невозможно. Невольно приходишь к мысли – а не продаются ли у нас должности в Республике Алтай? (Ее пытаются перебить, не получается, – прим.ред.) Это неразрывно связано с качеством исполнения бюджета! Если министерство труда у нас не выполняет свои обязанности, не исполняет бюджетную роспись, то о каком добросовестном и ответственном исполнении бюджета со стороны минтруда мы можем говорить? Почему, видя это, кадровые вопросы никак не ре6шаются в интересах населения республики? Олег Леонидович, лица, которые замещают высокие должности, назначены вами, и если они не справляются со своими обязанностями и вы не хотите принимать какие-либо меры – это проблема ваша, тогда вставайте на их место и делайте за них их работу, если вы не в состоянии принять к ним меры! Я предлагаю проголосовать против отчета», – закончила депутат.
В поддержку отчета высказались Дмитрий Софронов, Владислав Рябченко, Сергей Мазалов (последний с оговоркой – если будут выделены средства в 2021 году на строительство дороги Черга – Беш-Озек, на строительство Шебалинской средней школы и будет решен вопрос по передаче земель бывшего АЭХ в собственность Шебалинского района). Итог голосования: 24 за, 6 против, 3 воздержались.

«Я думал, меня похвалят...»
О проекте закона Республики Алтай «О внесении изменений в ст.ст.2 и 5 Закона Республики Алтай «О регулировании градостроительной деятельности на территории Республики Алтай» (первое чтение) докладывал министр регионального развития РА Олег Пьянков.
Уточняется полномочие Правительства РА по установлению иных, не предусмотренных федеральным законодательством случаев, при которых получение разрешения на строительство не требуется. Дополняется полномочие Правительства РА по созданию и эксплуатации государственных информационных систем обеспечения градостроительной деятельности, в том числе ведение таких информационных систем в части, касающейся осуществления градостроительной деятельности на территориях двух и более муниципальных районов, городских округов. Устанавливается порядок отмены документации по планировке территории или ее отдельных частей, признания отдельных частей такой документации не подлежащими применению. Уточняется порядок подготовки и принятия решения об утверждении документации по планировке территории.
Отвечая на вопрос Аскара Тулебаева об остатках и положении с этим во вверенной ему отрасли, министр сообщил, что «если мы начинаем в этом году строительство детского садика в городе по Оконечной, 2 (к примеру) и наш финансовый лимит 200 миллионов, а сдача садика в 2021 году – мы не будем форсировать освоение этих средств». Он признался, что ему приятно, что депутаты скрупулезно вникают в каждую цифру, но при этом отметил, что «когда придет комиссия, взвесьте и посмотрите каждую цифру, где есть нарушения и отставания от графиков, а где нет, работы идут по графикам, все планы будут выполнены». Насчет «экономии по сиротам» в 23 млн рублей Олег Пьянков сказал, что ожидал похвалы – «за то, что я не покупал квартиры по общей стоимости 39 рублей, а в районах, где жилье дешевле, покупал реально дешевле и, выполнив план, сэкономил бюджетные деньги».
- А Телецкое? Там хвалить не за что, деньги тоже не были освоены в прошлом году, а вы тоже являетесь распорядителем этих средств, – спросил Тулебаев.
- По Телецкому мы одновременно с получением денег получили отрицательное заключение государственной экспертизы на объект строительства – канализацию Артыбаша, запроектировав очистные сооружения на горе с вторыми водами, со сбросом очищенных вод в само озеро, – пояснил Пьянков, одновременно отвечая на вопрос Сергея Ложкина. – В результате были вынуждены перепроектировать канализацию села Иогач в течение 2019 года, дабы сбросить эти стоки. Это история еще 2018 года. Поэтому прежде чем что-то, надо посмотреть, кто конкретно какие шаги совершал и кто допускал какую ошибку.
- Мы вчера на Телецком были комиссионно, я бы хотел отметить ситуацию, которая происходит и ныне по водопроводам и по всей этой истории, которая сегодня сложилась, - взял слово Сергей Ложкин. – Конкурсы были отыграны до нового года, подрядчики «упали» на 20-30 процентов от сметной стоимости, с 1 апреля по графику должен был начаться план производства работ. Сегодня практически июль – по Иогачу все стоит. И понятно, что заказчик-то – район, но мы же с вас спрашиваем за освоение денег (обращаясь к министру, - прим. ред.). Почему мы дотянули, у нас сдача этого объекта 1 ноября, а подрядчик не зашел, один отказался вообще (который на 30 процентов понизился), другой сейчас отказывается, который на 20 процентов понизился... Почему дотягиваем до последнего? По Артыбашу тоже такая ситуация – людям, которые выполняли объекты по скважинам, не заплатили, они перекрыли дорогу. Мы не говорим, что вы виноваты, мы говорим – давайте оперативнее принимать меры контроля... И сейчас я думаю, что по Артыбашу третий год стоит нацпроект – мы его не исполним же, я опасаюсь.

«Такое расходование бюджета – преступно»
Асет Заргумаров вновь затронул тему Акташа, теперь в плане котельной – «не так давно были планы перевода этой котельной на уголь, были потрачены значительные средства из бюджета на проект, на экспертизу, но сегодня, я так понимаю, от этих планов отказались и идут разговоры о том, что, возможно, будет вообще ликвидирована эта котельная. Какие планы у министерства?» – «В целях удешевления тарифа по Акташу был заказан проект угольной котельной мощностью 6 мегаватт, технические условия акташским предприятием Улаганского района составлены были таким образом, что стоимость такой котельной составила 110 миллионов рублей. Для примера – стоимость всей центральной котельной Горно-Алтайска была 70 миллионов. Лоббировать дальше этот проект – мое мнение – это очень неправильно, к чему там шли – непонятно. Второй вопрос – по программе ветхого аварийного жилья на сегодня из 44 домов признаны и включены в программу 15, еще 15 находятся на рассмотрении. В ближайшие 3-4 года две трети поселка будет снесено. На сегодня из 15 многоквартирных домов только 4 семьи пожелали остаться в поселке и им там будет проводиться строительство районной администрацией. Таким образом, мощность котельной с 6 мегаватт упадет до 1,5 мегаватт. Каков эффект строительства котельной за 110 миллионов и чьи интересы там замешаны?» – Вопросил Пьянков. Асет Заргумаров с ним не согласился – «очень малая часть жителей многоквартирных домов сегодня являются потребителями тепла котельной, потому я сомневаюсь в тех цифрах, о которых вы говорите. И что значит «к чему они шли»? Кто? Это не жители заказывали проект, а министерство регионального развития». – «Нет, это не министерство регионального развития. Я же вам назвал, кто. И я считаю, что я хорошо сделал, что остановил этот проект, потому что такое расходование бюджетных средств и в таких объемах и по таким основаниям – это преступно», – стоял на своем министр.
Петр Букач поинтересовался судьбой аварийного дома в Горно-Алтайске по улице Заводской, 5. Олег Пьянков назвал его «подводной лодкой» и сообщил, что дом был внесен в программу ветхого аварийного расселения, «но поскольку программу на уровне РФ сократили, и дом был признан аварийным в 2018 году, а программа реализуется по состоянию на 1 января 2017 года. Закончим эту программу – приступим к следующей, и тогда этот дом в нее попадет».
Ольга Волосовцева предложила: «В Майме, я знаю, планируются работы на следующий год по проекту «Безопасные качественные автодороги», в том числе по улице Заводской. Это длинная улица, параллельная улице Советской. Нельзя ли, планируя асфальтировать Заводскую и Советскую, между ними заасфальтировать переулки?»
Проект закона, представленный Олегом Пьянковым, приняли большинством голосов.

Оппозиция побеждает
В связи с необходимостью приведения действующих законодательных актов Республики Алтай в соответствие с федеральным законодательством председатель Избирательной комиссии РА Дмитрий Степанов представил проекты законов Республики Алтай:
«О внесении изменений в Закон Республики Алтай «О выборах депутатов Республики Алтай», «О внесении изменений в Закон Республики Алтай «О выборах Главы Республики Алтай, Председателя Правительства Республики Алтай», «О внесении изменений в Закон Республики Алтай «О муниципальных выборах в Республике Алтай», «О внесении изменений в Закон Республики Алтай «О референдумах в Республике Алтай».
У депутатов вызвали вопросы новшества о дистанционном голосовании — не позволит ли оно голосовать дважды? Пока «дистанционка» практикуется в Москве и Нижегородской области, но как справедливо заметил Сергей Мазалов, потом подобное распространят на всю страну.
Мария Демина отметила, что судимость по политическим мотивам недопустимо делать препятствием для выдвижения кандидата – это ограничение прав и свобод граждан, и даже при наличии федерального закона она лично считает невозможным голосовать за такие поправки. Виктор Ромашкин отметил, что «поправками усложняется процедура регистрации кандидата (особенно те, кто собирает подписи) и без того довольно жесткая; кроме того, утверждается 55 статей Уголовного Кодекса и люд, осужденные по этим статьям (в том числе за организацию митингов, демонстраций, за сопротивление органам госвласти и так далее) и отбывшие наказание, пять лет не имеют права быть кандидатами в депутаты любого уровня». Тем не менее, комитет подавляющим большинством принял решение рекомендовать поддержать поправки.
Сергей Кухтуеков поддержал высказывание Деминой о правах и свободах граждан: «Если федеральный орган заблуждается в этом плане, наш долг сказать ему об этом своим голосованием. Полагаю, снижение порога по выбраковке подписей – это мера, направленная на удержание власти, и поэтому в таком виде принимать этот закон недопустимо. В качестве комментария я могу процитировать высказывание нашего бывшего Главы РА Александра Васильевича Бердникова на встрече с депутатами Горсовета, где он на камеру признался, что это его заслуга была – снять всех неугодных кандидатов с предвыборной гонки. Там пострадали Сергей Михайлов, Эжер Татин, и снятие произошло именно по выбраковке подписей. Поэтому в целях демократизации общества, усиления конкуренции во власти нам нужно наоборот идти на смягчение этой процедуры, а мы ужесточаем».
Дмитрий Софронов напомнил, что в Горно-Алтайске митинги политическим партиям кроме партии власти постоянно предлагается проводить в так называемом гайд-парке, где лужи, грязь и ничего не оборудовано для пикетирований, митингов и прочих акций, такое отношение настораживает.
Мария Демина предложила послушать депутатов Госдумы (в зале находился Иван Белеков) – как они посмели, не спрашивая мнения избирателей, голосовать за такие изменения. Но молчание было ей ответом.
Итоги голосований по вопросу «О выборах депутатов Республики Алтай» – 19 за, 6 против, 6 воздержались, 2 не голосовали.
Единоросы попросили переголосовать, вышло 17-6-7-3. Не принято.
«О внесении изменений в Закон Республики Алтай «О выборах Главы Республики Алтай, Председателя Правительства Республики Алтай» – 19 за, 6 против, 6 воздержались, 2 не голосовали. Не принято.
«О внесении изменений в Закон Республики Алтай «О муниципальных выборах в Республике Алтай» – 20 за, 6 против, 6 воздержались, 1 не голосовал. Переголосовали – 20-7-4-2. За второе и окончательное чтение – 18-5-7-3. Не принято.
«О внесении изменений в Закон Республики Алтай «О референдумах в Республике Алтай» – 19-4-7-3. Не принято.
Причем интересно, что на большом экране в зале Госсобрания значилась информация о том, что для принятия решения нужен 21 голос, а на сайте Госсобрания почему-то говорится, что «Законопроект «О внесении изменений в Закон Республики Алтай «О муниципальных выборах в Республике Алтай» был принят в первом чтении. Однако при голосовании во втором и окончательном чтении проект закона не набрал необходимого числа голосов». Но ведь 20 голосов за, а не 21?
Дмитрий Степанов после первого же «провального» голосования заявил, что «все равно верховенствует федеральный закон, выборы будут проводиться по тем правилам и условиям, которые установлены №67-ФЗ» и «мне не совсем понятна позиция некоторых депутатов, когда говорят о препятствиях для широкого круга лиц, подвергнутых уголовной ответственности за нарушение закона, которые осуждены в соответствии с решением суда, получили конкретное наказание, отбыли его, прошли все инстанции обжалования – они должны быть в депутатах? На мой взгляд, это абсолютно обоснованное и законное ограничение, что и подтвердила Госдума, внеся эти изменения в базовый федеральный закон».
Парламентарии рассмотрели вопрос о назначении на государственную должность Республики Алтай заместителя председателя Контрольно-счетной палаты Республики Алтай. По итогам тайного голосования на данную должность на пятилетний срок полномочий назначена Эрика Церр. За назначение отдали свои голоса все 33 депутата.

Туриндустрия и коронавирус
Прозвучала информация «О состоянии и принимаемых мерах поддержки туристической отрасли в Республике Алтай в условиях распространения коронавирусной инфекции» исполняющей обязанности министра природных ресурсов, экологии и туризма РА Екатерины Поваровой, которую до сего момента практически не видели в стенах Госсобрания. Она напомнила, что в соответствии с распоряжениями Правительства Республики Алтай у нас введен режим «Повышенная готовность» с 18 марта 2020 года до особого распоряжения; было приостановлено до 22 июня 2020 года бронирование мест, приём и размещение граждан в гостиницах, туристических базах и иных коллективных средствах размещения, в том числе детских лагерях, объектах санаторно-курортного лечения и отдыха, за исключением случаев бронирования мест, приема и размещения граждан – сотрудников государственных органов Республики Алтай, командированных на основании приказа соответствующего государственного органа Республики Алтай, а также деятельность горнолыжных трасс и иных объектов массового отдыха.
И.о. министра рассказала, что разработан план поэтапного выхода организаций туристской индустрии из режима соблюдения карантинных мер. В соответствии с данным Планом организации туристской индустрии поэтапно возобновляют работу при соблюдении методических рекомендаций Роспотребнадзора – с 11 июня 2020 года РА перешла на первый этап снятия ограничений в туристической сфере, открыты коллективные средства размещения, имеющие лицензию на медицинскую деятельность (таковых у нас 8), полученную в соответствии с федеральным законодательством, при условии соблюдения указаний и рекомендаций Роспотребнадзора. Субсидия предоставляется в целях возмещения субъектам туристской индустрии фактически понесенных и документально подтвержденных затрат на проведение профилактических и дезинфекционных мероприятий по недопущению распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) за период с 1 апреля 2020 года и до 1 июня 2020 года включительно. Размер субсидии составляет 50 % соответствующих затрат (минимально необходимых для поддержания функционирования соответствующих субъектов туристской индустрии) на проведение профилактических и дезинфекционных мероприятий.
После доклада состоялось длительное обсуждение. Сергей Тимошенский: «Вы коснулись аренды земельных участков, находящихся в лесном фонде. Данный процесс регулирует федеральное ведомство, но сумма данного налога расщепляется на региональную составляющую. С 18 марта у нас действуют запретительные меры на работу данной отрасли, сейчас конец июня и по-прежнему открыт вопрос о снижении либо отмене региональной составляющей в аренде лесного участка. Вы можете сегодня пояснить какие-то конкретные сроки? Просто в сентябре данные меры будут неактуальны, именно сегодня есть потребность у предпринимателей в отмене данных платежей. Существует информация, что предприниматели получают уведомления о начислении пени за неуплату данных платежей и в случае не устранения задолженности в 10-дневный срок им грозят расторжением договора на аренду лесного участка. То есть, с одной стороны, мы видим поддержку – особенно от минэкономики, кредитные продукты для предпринимателей – но в части аренды лесных участков у нас недопонимание. Второе – вы отметили, что в случае снижения карантинных мер будет требоваться заявительный характер на согласование с Роспотребнадзором. Как я понимаю, у нас есть федеральный перечень рекомендаций, где говорится о правилах работы, но у нас нет регионального. Будет ли он? Чтоб предприниматель понимал, какие инструкции ему нужно выполнить, чтоб начать работать. Почему время на самоизоляции не использовать для создания понятных правил выхода туриндустрии из кризиса коронавируса? И третье. Хотелось бы увидеть взаимодействие всех ветвей власти с предпринимательским сообществом. Всплывает ситуация, когда профильное ведомство начинает оспаривать проект освоения лесных участков, а они прошли экологическую экспертизу в свое время и предпринимателей ставят в тупик – с одной стороны, им отменяют проверки, продлевают срок уплаты налогов, а с другой – создаются дополнительные препоны, хотя понятно, что данная отрасль сейчас нуждается в поддержке».
Екатерина Поварова ответила, что «по вопросу лесных участков внести изменения в федеральный закон, которые никогда ранее туда не вносились, оперативно не получается. Мы отреагировали сразу же, как закрыли сезон, письмо в Рослесхоз, просили поддержать нас, потому что большинство баз у нас в лесном фонде. Рослесхоз увидел возможность только в экономии в отчислениях в республиканский бюджет, это тоже является для нас мерой поддержки, но нам необходимо это обосновать. Обращение о внесении этих изменений направлено на имя Главы РА, ожидаем решения. По второму вопросу – о рекомендациях Роспотребнадзора. У него большая нагрузка сейчас. Оперативно выпустить рекомендации не получилось, но они разрабатываются. Если говорить о ваших опасениях – завтра открываться, а люди не знают, что делать – опасения эти излишни, когда открылись средства размещения с медицинским лицензиями, трудностей не было. По проверкам лесных участков – действительно, на время пандемии проверки приостановлены, за исключением тех, что имели место ранее».

Гуляла косуля по экодуге...
Юрий Суртаев обратил внимание министра на то, что в Чемальском районе очень мало заболевших коронавирусом (по сравнению с остальными районами), в масках в Горно-Алтайске и Чемале практически никто не ходит, так что о каком карантине можно говорить. Может быть, стоит открыть район, где низкие показатели заболеваемости? Второй вопрос от депутата – идет строительство дороги на Каракольские озера и там пролегают пути следования миграции косуль. Как быть с этим?
И.о. министра не считает нужным открывать какой-то район – риск, по ее мнению, все равно остается высоким, а в случае вспышки заболевания мы получим второй Кош-Агач.
Юрий Суртаев настаивал – нужно просто отслеживать ситуацию, но район открыть, иначе в зиму население, а 90 процентов его зависит от турбизнеса, войдет без денег, люди не смогут заплатить за кредиты и так далее. «Медицинские мощности в республике для всех едины и организовывать в одном районе курорт, тогда как в другом, можно сказать, трагедия, мне кажется как минимум некорректным», – отвечала Екатерина Поварова. Недополучение доходов – да, это ужасная ситуация, люди несут огромные потери, но и.о.министра сообщила, что люди сейчас сами боятся путешествовать и активность турпотока сейчас всего примерно 30 процентов, и даже если мы откроемся, в этом году на прежние мощности не выйдем. (Думаем, что любой, кто выезжал за пределы города в последние пар месяцев, понимает, что вообще-то путешествовать никто не боится, принимать гостей боятся – это да, но все же принимают на свой страх и риск, и именно по тем причинам, что указал депутат Суртаев, – прим. ред.).
Не сразу ответила Екатерина Олеговна на вопрос о путях миграции косуль, депутату пришлось напомнить о себе, но ответ был феерический. «Я своими глазами при посещении строительства дороги видела миграцию косуль, во-первых, это очень красиво. Безусловно, мы должны сделать все, чтобы сохранить уникальность природного ландшафта и не допустить браконьерских вылазок. В связи с этим мы с «Автодором» разрабатываем проект экодуги. Это мост, на котором полностью воссоздан лес. Косули будут проходить над дорогой, это достаточно широкая конструкция, она будет построена в рамках пути миграции. Как только проект будет готов, мы вынесем его на обсуждение».
- Зачем делать дорогостоящие проекты, если можно просто установить зону покоя? - Не понял депутат. – Ограждения, как по дороге от Кызыл-Озека до Урлу-Аспака... там же тоже дорогу переходят. Просто зона покоя, где не смогут находиться граждане с оружием.
И.о. министра не согласилась: «Зона покоя накладывает очень большие ограничения, которые впоследствии будут в том числе мешать эксплуатации дороги. Мы рассматривали разные вариант, с зоной покоя – самый простой, практически бесплатный, но минусов от этого решения больше, чем плюсов».

«Вы поставили туротрасль на грань гибели!»
Виктор Ромашкин поинтересовался – как считает Екатерина Олеговна, у нас сегодня туристы есть или нет, что говорят министерские аналитики? «Если по аналитике, то мы сегодня видим только тех туристов, кто размещен на официально открытых базах. Иметь другие данные не представляется возможным, они не подаются и не снимаются, это неофициально работающие организации (если таковые имеются). Вижу ли я людей на улицах в Чемальском районе – да, вижу, но утверждать, что они туристы или не туристы, я не могу», – был ответ. Что же до официальных данных, их Екатерина Поварова также не смогла назвать, обозначив лишь, что в одном из открытых для посещения мест размещения на данный момент зарегистрировано порядка 130 человек.
Мария Демина тоже пожелала задать вопросы и.о. министра: «Статья 7 Конституции говорит о том, что труд свободен и никто не вправе ни понуждать, ни запрещать гражданам трудиться. На основании какой нормы закона вы вдруг взяли и лишили работы две тысячи граждан, занятых в турбизнесе?» – «Это вопрос не к профильному министерству...» – «Нет, вопрос именно к вам. Вы ничего не сделали для защиты турбизнеса. Три месяца люди лишены средств к существованию, и вы ничего не делаете, при этом разрабатываете какие-то ограничительные меры и говорите о правовом поле. Вы объясните, что это такое и как это понимать, когда вы, представитель органа власти, грубо попираете права граждан?» – «Запретительные меры введены не нашим министерством. Мы постоянно на связи с представителями турбизнеса. Мы мониторим другие направления деятельности, очень многие турбазы имеют сейчас возможность работать хотя бы в режиме летних веранд. Я на телефоне с с руководством Ростуризма...» – «Вы сегодня поставили туротрасль на грань гибели. Это будет ваша заслуга вместе с Главой РА», – заявила Мария Демина. «Это ваше субъективное мнение», – ответила Поварова. «Когда турбазы начнут работать?» – «Когда улучшится эпидемиологическая обстановка». – «Вы хотите сказать, у нас чрезвычайная ситуация?» – «Я хочу сказать, что мы каждый день видим рост случаев заражений».
Аскар Тулебаев поинтересовался, как продвигается учет объектов турбизнеса и налоговых поступлений от них. И.о. министра призналась, что коронавирус застал министерство на первом шаге по вывведению теневого турбизнеса в легальное поле. Пилотным выбран Чемальский район как самый туристический, конкретное село Ектерина Олеговна называть не стала, но уверила, что в нем при сотрудничестве с «2Гис» уже приступили к легализации и уже на этом шаге имеются неплохие результаты, а ситуация с вирусом еще больше сподвигнет людей к легализации, поскольку они поймут, что государство может и поддержку оказывать.

А ежики как же?
Петр Букач и Сергей Кухтуеков попеняли госпоже Поваровой за недостаточно частое посещение парламента; последний спросил, будет ли сокращение сроков по ветровальной древесине, будет ли что-то предпринято по лесоустройству, которого не было уже 18 лет. Кроме того, Кухтуеков спросил, поддерживает ли и.о. министра вопрос о восстановлении особо охраняемых природных территорий, которые были некоторое время назад аннулированы (имеются в виду Каракольские озера, Кучерлинское. Аккемское, Садринское и другие озера). Что же до экодуги, депутат посоветовал помнить, что помимо косуль у нас есть и другие звери в лесу, ежики, зайчики, прочие, для которых экодуга явно не подойдет. «Почему?» – спросила Поварова. «Потому что есть мировая практика, которая однозначно говорит о том, что некоторым зверям нужны тоннели». (К слову, Александр Груздев также предложил отказаться от идеи экодуги: «Дикие животные не пойдут таким образом через переход». – «Не нам с вами об эффективности судить, Этот опыт хорошо себя проявил за рубежом и в одном из регионов России», - отвечали ему). Также Сергей Владимирович выразил недоумение, почему голосовать 1 июля надо идти обязательно всем, а вот турбизнес открыть нельзя, хотя массовость и там, и там, а еще отметил, что людям неясна законность закрытия турсезона, а раз неясна, люди пытаются разными способами все же заниматься турбизнесом, а министра туризма хотелось бы видеть во главе чаяний работнков этой отрасли, пока же они в и.о. видят некую преграду развитию отрасли: «Тяжеловесное министерство создано, может быть, имеет смысл вернуться к той схеме, что была до формирования нового правительства?»
Екатерина Олеговна обещала принять к сведению информацию о тоннелях и проконсультироваться со специалистами. Насчет личных мнений представителей турбизнеса об исполнении министерством своих обязанностей и.о. министра сказала, что догадывается, о ком идет речь и что-то такое она мельком видела в соцсетях, но если говорить о том, кто сегодня формирует турбизнес в РА, то сегодня многое изменилось в плане инвесторов и подходов, и основываться надо не на отдельных частных случаях, а в целом на позиции турбизнеса. Про голосование было сказано, что на него пойдут только местные жители, а открывая турбазы и сообщая об этом на федеральном уровне, мы провоцируем наплыв граждан из других субъектов, что может усугубить эпидемиологическую ситуацию. Вопрос о структуре министерства был переадресован Главе РА, хотя госпожа Поварова отметила, что глубоко дотационный регион Республика Алтай испытывает дефицит кадров, и сейчас, по ее мнению, работа организована наиболее эффективно. По восстановлению водоохранных зон – «я всегда поддерживаю решения, направленные на сохранение природы, но подобные решения принимаются не лично, а по итогам экологической экспертизы, и если такое решение было принято, значит, объект соответствует требованиям для включения в перечень ООПТ». К сентябрю будет разработан план развития территории Каракольских озер, который будет защищать инвестор и мы будем понимать, что он хотел бы там видеть. Водоохранная зона везде должна соблюдаться, и береговая линия минимум в 20 метров – тоже, рассказала Екатерина Поварова.
Вопросов к и.о. министра было очень много, звучали и призывы к Главе РА помочь туротрасли, все их зафиксировать не позволяет газетная площадь. Скажем лишь, что в итоге информацию депутаты не одобрили – 19 за, 8 против, 6 воздержались.
Инна Жулаева

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 голосов)