Юлия Латынина в передаче «Код доступа» на сайте «Эхо Москвы». Я начну, как ни странно, с того же, с чего я начала в прошлый раз, а именно с нефтепровода «Дружба», потому что как-то мало об э том писалось и мало, кто осознал важность того, что произошло. Я имею в виду ситуацию, когда нефтепровод «Дружба», его нефть оказалась загрязнена хлорорганикой, были остановлены поставки в Белоруссию, Украину, Словакию и Германию.

Очень быстро стало ясно, что речь идет не просто о взбрыке батьки, а о некотором количестве нефти, которая заполняет — на минуточку — 2 тысячи километров нефтепровода. То ли это 1 миллион тонн, то ли это 3 миллиона тонн, но все-таки это немало. 3 миллиона тонн — это процент добычи России за год. Не много, но и не мало.

Напомню, что хлорорганика — это то, что вы закачиваете в скважину, когда хотите повысить уровень ее добычи, добавки, которые растворяют камень и землю, естественно, попав в нефтепровод, они растворяют нефтепровод; попав в оборудование на НПЗ, они растворяют это оборудование, в связи с чем батька нам предъявляет претензии на 100 миллионов долларов. Мягко говоря, не очень справедливо, потому что надо смотреть, что ты закачиваешь себе в НПЗ. Для этого есть специальные инструменты. Но в любом случае, действительно, глотнуть такую штуку — это как уксуса напиться, уксусной кислоты вместо, скажем, молока.

И, соответственно, всё это попало под Самарой, где обводнение скважин достигает 90%, что понятно, потому что, собственно, затем и закачивают это, особенно в обводненные скважины, чтобы повысить добычу. И, напомню, что первое подозрение было на «Роснефть». Потом нам объявили, что обыски идут на каких-то частных терминалах. Потом все тихо кончилось, и ничего мы уже про частные терминалы не слышим.

Как-то у меня есть подозрение почему-то, что это не частные компании. Потому что за эту неделю выяснилась еще одна важная неприятная вещь — что, собственно, судя по всему, вся эта проблема связана с тем, что у России с 14-го года, со времени санкций нет доступа к горизонтальному бурению, к новым технологиям. И, соответственно, вместо этого закачивают хлор в землю. Где-то на это стали если не разрешать, то закрывать глаза. И, соответственно, проблема не имеет быстрого решения, потому что вряд ли хлором отравлено одно месторождение. Скорей всего, просто то, что у нас находится под землей, в большом количестве отравлено хлором, это будет выходить и выходить.

То есть эта такая история — чистая Венесуэла, когда оказывается, что государство технологически неспособно сделать не только продвинутые технологии, но даже нефтедобычу. И вот это страшное апокалипсическое ведение отравленной хлором нефти, оно, видимо, будет повторяться и будет еще раз повторятся, и быстрого решения эта проблема не имеет.

Что же касается батьки Лукашенко, то, конечно, арест начальника охраны его с параллельной высылкой российского посла, как это обычно, ассоциируется с неудачной попыткой переворота. Я не думаю, что начальник охраны был виноват в том, что он был коррупционер. Он, видимо, сильно дружил с Россией. И напоминаю еще раз, что, конечно, в Кремле рассматривают вариант объединения с Белоруссией как вариант решения проблемы очередного президентского срока товарища Путина на 2024 год.

Тем временем, как стало известно, нашему всенародно любимому лидеру нужен специальный закон, которым запрещается его порочить. И первым же человеком — это уже прозвучало на прошлой неделе, — который подвергся преследованию по этому закону, был житель Малой Вишеры Юрий Картыжев, который написал, что Путин «сказочный …». В общем, можно было, конечно, привлечь его за разглашение государственной тайны, но вот его привлекли по этому закону.

Картыжев, вообще, интересный человек. Провел в тюрьме 13 лет. Говорит, что Грудинин спасет Россию от геноцида. Сообщил urbi et orbi, когда ему позвонили, что мы продаем наших граждан на органы. Протестует против грефовской чипизации: сообщает, что нельзя чипировать коров, потому что у них живая душа. Вот, собственно, никто бы о политических взглядах этого человека, протестующего против грефовской чипизации, не знал, если бы не решение суда. После решения суда фраза этого прекрасного человека, согласно «эффекту Стрейзанд» вышла в топ Твиттера, причем иностранного Твиттера, мирового, так что теперь иностранцы спрашивают, а что же это за замечательное русское слово на букву «Д». И надо сказать, что их словарь русских слов существенно увеличился, и теперь они кроме слов «трояка», «спутник», «погром» и «водка» знают еще и это слово.

В общем, понятно, что Петр вошел в историю с эпитетом «великий». Судя по всему, районный суд сделал всё, чтобы Путин вошел в историю с эпитетом «сказочный». Но почему я это говорю — потому что вот я уже сказала, у иностранцев увеличилось знание русского языка, благодаря этому. Я предлагаю с целью нейтрализации этого закона ввести в русский язык новые слова. Вот, например, в оригинале Ветхого Завета есть прекрасное словечко «атуд». Атуд, вообще-то — это козел, но у Исаии он значит — вождь. Собственно, это потому, что слово «атуд» происходит от того же корня, что и слово атид — будущее, и вообще, изначально атид — это «готовый к грядущим переменам». Соответственно, это и лидер и козел, ведущий стадо.

Так вот если писать «Путин — сказочный атуд», то, согласитесь, если к вам придет прокуратура, можно сказать, что , вообще-то, я имел в виду пророка Исаию, а вы, товарищи из прокуратуры, что имели в виду?

И я, конечно, не могу пройти мимо истории, которая сильно взволновала Фейсбук на этой неделе. Это история, в ходе которой никто иной, как «Первый канал» громогласно пообещал бороться с фальсификациями при голосовании, пообещал, представляете, провести независимое расследование, в ходе которого он посчитает, правильно ли подсчитывались голоса на выборах. Это были не выборы президента России. Это были выборы на шоу «Голос». И к этому похвальному решению Константина Эрнста присоединились: Галкин, Пугачева, Светлана Лобода и даже ведущий «Голоса» Дмитрий Нагиев.

И напомню, собственно, в чем состояла ситуация, которая простая, как две копейки, когда Микелла Абрамова, дочка певицы Алсу, а главное — внучка сенатора Сафина, очень известного человека выиграла в результате всенародного голосования этот суперфинал шок «Голос. Дети». И перед этим эту девочку с весьма скромными вокальными данными отсеяла с конкурса еще ее наставница Лобода по итогам полуфинала, после чего «Первый канал» придумал зрительское голосование, которое вернуло девочку в проект, что было вполне нормально.

А вот после этого девочка по итогам другого зрительского голосования победила. И вот механизм победы, судя по всему, был несложен, потому что торговля ботами по России — это просто бизнес.

А самое смешное, что по условиям конкурса с одного телефона за участника можно было слать до 20 эсэмэсок. Вот «Вгляд», в частности, нашел Курский завод «Авиавтоматика», у которого 500 сотрудников собрали, по данным «Взгляда» в день голосования в городском ДК, пообещали по 3 тысячи рублей (2 тысячи за 20 эсэмэсок, потому что эсэмэски платные, и 1 тысячу за участие). Причем если верить «Взгляду», денег всем не доплатили. Вот как ты думаешь, интересно, на этом заводе рабочие так же легко торгуют секретами, как голосами?

Ну и, конечно, зрелище этой юной миллиардерши, внучки Сафина, дочки Абрамова, у которой всё есть — бриллиантовые «Роллс-ройсы», лучшие учителя вокала, — и вот ей вручают чек аж на миллион рублей на развитие таланта, — конечно, совершенно позорное. Особенно если учесть, что настоящий победитель конкурса Максим Ержан из Казахстана — ему эти деньги, судя по всему, действительно, бы не помешали.

И вот к вопросу о всенародном голосовании. Оно выглядит сейчас так. Вот есть два ролика в интернете с финальной песней Микеллы. Его правда, сейчас снесли, но у него было в YouTube 1,5 миллиона просмотров и 39 тысяч дизлайков на 10 тысяч лайков. Комментарии под ним тоже закрыты. А вот у ролика Максима Ержана 3 с лишним миллиона просмотров и 131 тысяча лайков. YouTube, напоминаю, умеет откручивать ботов. То есть реальные итоги голосования: 10 тысяч лайков у Микеллы против 131 тысячи лайков у Ержана, если не считать завода «Авиавтоматика».

Я вообще-то, не знаю, Михелла не живет в России. Почему она выступала в России не совсем понятно. Ну, возможно, потому что в Великобритании нет завода ОАО «Авиавтоматика». И что меня удивило, это, конечно, то, что бурное негодование, которое разразилось в соцсетях по поводу этой победы, вдруг тоже вызывало в свою очередь негодование — вот, мол, «как не стыдно: фейковые выборы президента вас не возмущают, коррупция не возмущает, а победа внучки Сафина — вы на ней сломались».

На самом деле, конечно, сущая глупость, потому что, для начала, никакая победа никакой Микеллы не заставит 80 тысяч людей выйти на улицу. А «Он вам не Димон» заставил. И Навальный никогда не призовет «Выйдем на улицу из-за Микеллы!».

И вот только что 1 мая была такая заметня, если не сказать бойня, в Санкт-Петербурге, потому что как раз исполняющему обязанности губернатора Беглову, видимо, захотелось лавров Микеллы Абрамовой в Фейсбуке. Так вот обратите внимание, что когда там дубасили демонстрацию, которая несла лозунги против «Единой России» и против Беглова, никто не нес лозунги «Протестуем против победы Микеллы Абрамовой!»

Так что всё нормально у нас и с Фейсбуком и с обществом. Так уж устроен мир, что новостью является вещь необычная. Потому что вот собака покусала человека — это не новость, а человек покусал собаку — это новость. И то, что выборы президента подтасовали и то что коррупция — действительно, не новость. А шоу «Голос» почему стало новостью — потому что оно было принципиально честным. Не потому, что Эрнст такой хороший, а потому что только честность могла обеспечить высокие рейтинги проекта.

И мне здесь интересно другое. Если вы помните — был 2000 год — и счастливая мама Микеллы певица Алсу тогда заняла на «Евровидении» второе место. Вокальные данные, надо сказать, что у матери, что у дочери совершенно одинаковые. Вот нельзя сказать в данном случае, что природа отдохнула на дочке, потому что она отдохнула еще на матушке. Я сильно подозреваю, что и механизм выигрывания был одинаковый.

И вот то, что в 2000 году никак не затронуло, в 2019-м вызвало волну возмущения. И вот это самое интересное — откуда эта волна возмущения? Понятно, что в 2000 году просто еще соцсети не было. Но самое главное другое, потому что в 2000 году, конечно, продвижение безголосых певиц в топ-чарты за деньги — это было абсолютное правило. Эстрада была забита каким-то немереным количеством любовниц, жен, детей. Алсу на фоне Жасмин и Кати Лель, мягко говоря, была не исключением, а правилом.

А вот с «Голосом» совсем другое. Не хочется быть апологетом Эрнста, но «Голос» — это, действительно, что-то исключительное для нашего ТВ, для всей России. Это такая прямая спина у кривого верблюда. Потому что «Голос» продвигался, продавался как проект, где выигрывают не по блату и не за деньги, а за таланты. То есть Эрнст продавал американскую мечту на российский лад последовательно, талантливо.

И, собственно, обратите внимание, что «Голос» был одним из немногих мест, где как раз мог вспомнить нынешний русский человек, что когда-то Россия (даже не Советский Союз) была большой империей. Потому что, действительно, на «Голос» ехали певцы и молодые, и взрослые со всех стран бывшего Советского Союза. И эти же самые люди, если они обучаются математике или физике, они ехали уже в западные университеты, а вот петь они ехали на «Голос» именно потому, что они понимали, что может мальчик из армянской глубинки или из казахского городка приехать и выиграть. Это и давало высокие рейтинги программы. Ее смотрело, заметим, куда больше народу и существенно другое было мировоззрение у этого народа, чем тот, что смотрит прогнившие новости.

И, соответственно, крушение репутации «Голоса» било, прежде всего, как раз по франшизе Эрнста, просто по деньгам тупо. И, собственно, это самое важное, потому что тон в критике произошедшего в данном случае задает, заметим, не абстрактный народ, а создает сам «Первый канал», который заинтересован в том, чтобы дистанцироваться от скандала куда больше, чем рядовой читатель Фейсбука. И мы видим, что просто ведущий конкурса Дмитрий Нагиев публично говорит, что «я сомневаюсь, что голосование было честным». Светлана Лобода, наставница Микеллы, демонстративно покидает проект, демонстративно выставляет в Инстаграме фото двух своих других учеников, но не Микеллы. Алла Пугачева тоже демонстративно пригласила в ресторан других участников, не «победительницу».

Соответственно, понятно, что если бы эти ребята так реагировали на выборах президента. Но очень интересная закономерность, потому что скандал становится громким именно тогда, когда нарушение правил игры имеет вызывающий характер. Потому что если бы «Голос» существовал так всегда и по тем же правилам, по которым в 2000-х формировались чарты на радио, то никакого скандала бы не было. И еще очень важный момент: событие становится знаковым именно тогда, когда скандал не приемлет элита. Вот российская элита нормально относится к выборам президента, вернее не выборам, но элита в данном случае не пережила этой истории с «Голосом», песенная элита. И, конечно, оно становится знаковым, когда оно является необычным и запоминающимся, но эта необычность, конечно, в первую очередь является символом и каким-то радикальным проявлением уже существующих тенденций. Потому что все-таки история с Микеллой никогда бы не стала всенародным скандалом, если бы выборы у нас были нормальные, коррупции в стране не было, и вот только на «Голосе» скандал.

Ну, представьте, что-то такое произошло бы в Америке. Ну, точно это не было бы всенародным поводом для обсуждения на каком-то одном телешоу. В этом смысле, конечно, происшествие с Микеллой стало символом российским выборов. И я бы очень обиделась сейчас на месте кремлевских политтехнологов на Эрнста, потому что, получается, что «ты чего, гаденыш, у нас развел под носом прямую спину кривого верблюда — вот устроил честное шоу, настоящее голосование, американскую мечту, соблазнил народ, объяснил ему, что честно бывает? Вот теперь расхлебывай. Нечего посреди борделя — да с белой шеей».

Впрочем, в Фейсбуке историю с «Голосом» скоро затмила другая история. Как я уже сказала ИО губернатора Беглов обиделся, что у Микеллы Абрамовой все лавры, решил переплюнуть ее по частоте упоминания в Фейсбуке и устроил 1 мая в Питере такое «Кровавое воскресенье лайт». Почему я пользуюсь этим словом «Кровавое воскресенье»? Потому что механизм похожий. Если помните, главное в «Кровавом воскресенье» было то, что это была разрешенная демонстрация. То есть это не то чтобы расстреляли людей, которые пришли к Зимнему дворцу без разрешения. А они пришли с разрешения, а тут-то по ним начали стрелять. А люди собирались, как на праздник, с детьми… Она очень удивились.

Это, вообще, такая интересная история о нарушении договоренностей. Вот, например, такое случилось однажды у Чезаре Борджиа. Против него подняли мятеж его командиры, и он с ними помирился, а потом пригасил пообедать. Он их пригласил пообедать, и там он их, собственно, пообедамши, и зарезал. И как-то Макиавелли очень хвалится: этот замечательный поступок Чезаре Борджиа. А я думаю, что этот поступок, в конечном итоге, (такие поступки) и стоил Чезаре жизни, потому что стало ясно, что с этим человеком не о чем договариваться, потому что он всегда нарушает любые договоренности.

Вот в «Игре престолов» есть аналогичная история, которая называется, если помните, «Красная свадьба», когда приглашают одного из главных героев Робба Старка на свадьбу, и там-то всех Старков и зарезали. И как-то вот те люди, тот Волдер Фрей, который это сделал — хозяин замка, — он начинает пользоваться плохой репутацией, и его ждет очень плохой конец. Ровно потому, что если бы Старков зарезали на поле боя, все бы сказали: «Ну всё, ладно, это по честным правилам игры произошло». А когда ты зовешь к себе человека на свадьбу, а потом его режешь, это как-то воспринимается нехорошо.

И вот к чему это говорю — это был абсолютно обычный, санкционированный митинг 1 мая в Питере. Я сейчас не буду заниматься филологическим тонкостями, что всё у нас по Конституции разрешено, что мы имеем право по Конституции на митинги. Ну, неважно. Это был митинг, который они сами разрешили. Вот была бумажка, фактическая бумажка, как говорил профессор Преображенский.

И вот этот разрешенный же митинг опять же заранее был перегорожен. На пути стояли кордоны. Людей, которые шли на разрешенный митинг, выхватывали еще из дома. Задержали движение этого митинга на 45 минут. Пропустили. Остановили. Отбирали плакаты еще на входе. Потом, когда недосмотрели и часть плакатов не убрали, — потребовали убрать плакаты: «Путин не вечен», «Петербург против «Едра»» и «Петербург без Беглова». После этого, получив отказ, потому что, слава богу, у нас еще нет законов, по которым регулируются содержания плакатов на митинге. После этого начались задержания.

В интернете можно посмотреть, как это происходило. Например, один из заявителей, активист штаба Навального Александр Шуршев, он стоял и спокойно беседовал с полицейским. В этот момент на него буквально напрыгнул другой гоблин, этот «космонавт», взял его в захват. Ну, прямо как будто задерживал страшного террориста.

После его губернатор Беглов ушел в полную несознанку, то есть он ничего не говорит. Ну, из Смольного несутся какие-то помои типа что «пытались превратить праздничную акцию в политическую». Я что-то перепутала? Мне кажется, что 1 Мая — всегда было политической акцией. В эту честь его и празднуют. Или там еще была совершенно гениальная фраза: «Несанкционированный митинг внутри несанкционированного». Это вот при попытке представить это у меня происходит полный вынос мозга.

И, естественно, все думают сейчас: что это было? Я, конечно, думаю, это попытка Беглова отличиться перед своим единственным избирателем, которого зовут Владимир Путин. Потому что, напоминаю, что сравнительно недавно Беглов встретился с Путиным, и ожидалось после этого, что он скажет: «Да, я баллотируюсь на пост губернатора на осенних выборах». Вместо этого он сказал: «Я еще не решил, что баллотируюсь». Но что Беглов в данной ситуации способен принимать решение о том, баллотируется он или нет, мне как-то верится с трудом. И я не сомневаюсь, что будет, в конце концов, именно Беглов.

Но в том-то и дело, что Беглов не просто является ИО губернатором. У него есть две катастрофических проблемы. Во-первых, он ставленник Ковальчуков. Все остальные — питерские, а питерских у нас много. Его не любят, бегают жалуются на него Путину, рассказывают о том, какой у него низкий рейтинг в городе. Рейтинг у него, действительно, ниже плинтуса. Ходят слухи о каких-то катастрофических закрытых подсчетах, на которых типа губернатора было 7%. Но в любом случае это, действительно, тьма.

Вот с кем ни разговариваешь из питерских людей — причем это люди совершенно лояльные власти, ́это люди, которые прекрасно относятся к Матвиенко, например, люди, которые говорят: «Какая у нас была хорошая Валентина Ивановна, как она много сделала для города, как она привела сюда «Газпром», в каком хорошем состоянии был город» — вот наблюдаешь поразительный феномен, когда люди, которые совсем еще недавно посмеивались над Полтавченко, потому что это был странный человек, который в ответ на вопрос о всех городских проблемах говорил: «А давайте помолимся».

И, видимо, бог ему подсказывал решение городских проблем. И это какие-то странные решения подсказывались, потому что, например, в результате этих решений строился известный стадион «Баклан-Арена», который съел немереное количество миллиардов, которые испарились в неизвестном направлении — баклан их съел. Одновременно на все эти миллиарды можно было просто покрасить фасады города, которые имеют совершенно унылый вид, несмотря на то, что это туристический город, и вот просто не десятую долю.

Ну, так вот даже вот этот «давайте помолимся» — Полтавченко — сейчас людям, вполне лояльно настроенным по отношению к власти, кажется лучше товарища Беглова. Видимо, история с невозможностью убрать снег, она так задела питерцев, что из-за этого поплыл рейтинг. Перерыв на новости

И я говорила о том, что в Питере Кремль создал себе проблему на ровном месте, потому что, с одной стороны, понятно, что никаких выборов нам не будет, что будут в качестве альтернативных кандидатов Бортко и будет Амосов, и никого больше не будет — не будет никакой Собчак, никакого варианта, там зачистят всё мертво, там будут только «тумбочки».

Но, учитывая то, что произошло в Хакассии или в Приморье, где выиграли «тумбочки» у единороссов, согласитесь, будет ужасно, если будут выборы, будет Беглов и ему будет противник кот Матроскин и выиграет кот Матроскин. А это Питер, родной город, президента.

И ведь это капают президенту все на мозги, кроме тех, чья фамилия называется Ковальчук. И мы понимают, что на самом деле такая ситуация необязательна. Например, есть такой город как Москва, где Собянин политически, подчеркиваю, выполняет две функции. Первое: он обеспечивает чистый процесс голосования. Не сказала, заметим, выборы. Выборы находятся за пределами компетенции Собянина. Но вот технический процесс голосования в Москве, действительно, чистый. И выходить по поводу того, что неправильно проголосовали на самом деле практически не по чему. Бюллетени пачками не сыплют, разве что где-нибудь там, в Новой Москве насыплют.

И второе: Собянин, действительно, развивает городскую инфраструктуру, чем радикально снижает градус массового негодования. И даже отчасти оппозиция выглядит в этой ситуации очень глупо, когда пытается доказать, что Собянин такой нехороший, плохой, а, в общем-то, 90% людей как раз довольны тем, что делает Собянин в части городской инфраструктуры. Другое дело, что это можно делать дешевле, но, знаете, если вы мэр заячьего городка, у вас должны быть заячьи уши.

Так вот Беглов не в состоянии оказался всего этого обеспечить. Человек не мог даже почистить снег в Питере. Это классика жанра: если городничий не может зачистить снег, то он зачищает оппозицию. И, собственно, то, что произошло 1 мая, это же только сейчас. Были малейшие выступления в Питере, и Беглов всегда лично приезжал в ситуационный центр, можно сказать, со своей знаменитой лопатой. Недавно показали репортаж по питерскому телевидению, что у него есть камеры прямо в кабинете, откуда он смотрит всевидящим оком, что в городе происходит: где труба протекла, где канализация лопнула. Но, видимо, на самом деле, все-таки эти камеры, установленные прямо в кабинете, они, наверное, все-таки не для трубы, они наверное — это если Навальный пойдет штурмом брать Смольный.

И, как я уже сказала, в этих условиях Беглов встречается с Путиным. Все ждут, что Путин скажет ему — да, а Беглов после этого говорит: «А я еще не решил». И Беглов, видимо, решил отличиться перед единственным избирателем, который его выбирает. Как в случае Мадуро он показал, что он готов идти до конца. Нынче это ценится. Что мол, не как Янукович, который — в кусты. Больше Беглову демонстрировать, судя по всему, нечего.

Знаете, есть такая замечательная средневековая притча о жонглере Богоматери, о том, что однажды мужик, который был жонглером, поступил в монастырь. Читать он не умел, писать он не умел, молитв он не знал, и как-то настоятель застал его за тем, что он стоял перед иконой Божией матери и перед ней выкидывал сальто-мортале. И настоятель говорит: «Что ж ты, сука, делаешь? Разве так молятся? Это же неприлично». Тот говорит: «Но я больше ничего не умею». И на следующий день явилась Божия матерь настоятелю и сказала: «Он ничего больше не умеет. Он может только так. Пусть молится, как знает».

Вот Беглов как тот жонглер Богоматери, он умеет только так. Честно говоря, не уверена, что он и это умеет, потому что мы видим пока, что организаторские умения губернатора Беглова даже скромнее, чем Микеллы Абрамовой. Но, тем не менее, это очень хороший способ продажи себя начальнику, потому что тут еще очень важный психологический момент.

Как я уже сказала, я уверена, что у начальника заднего хода нету, и никогда он не Беглова не снимет и не поставит другого кандидата, несмотря на то, что бы кто ему не капал на уши, потому что в представлении Кремля это значит — дать слабину, это означает прогнуться. Но особо это будет означать, что начальник дал слабину, если после такого разгона демонстрации вдруг начнет начальник заменять Беглова на какого-то другого кандидата, и тогда для общества это, получается, сигнал, что Беглова якобы сняли за жестокость при разгоне разрешенной демонстрации.

В этом смысле, на мой взгляд, это просто идеальный способ, как себя вести, чтобы остаться на должности. Надо выкинуть какой-то такой кунштюк, который настолько будет неприемлем для общества, что начальник скажет: «Нет, ни в коем случае нельзя снимать этот человека и заменять его кем-то другим, потому что общество иначе решит, что его снимают из-за кунштюка».

Валаамова ослица заговорила. На прошлой неделе я говорила о письме Национальной мясной ассоциации, которая утверждала, что хамон должен быть только православный и крещенный, и что нельзя ввозить в Россию даже в багаже граждан хамон и пармезан, запрещенный к употреблению.

Я обратила ваше внимание, что одими из интересантов и подписантов были братья Линники, владельцы «Мираторга», чисто случайно имеющие ту же фамилию, что и девичья фамилия супруги Медведева (Светлана Линник), и что способ, которым эти продовольственные магнаты построили гигантскую империю, очень прост: им все время дает государство офигенный бабки, причем субсидирует и проценты. Субсидирует и огромные субсидии. И вот у них самое большое в мире стадо абердинов, второе по величине в России количество земли. Первое — насколько я помню у Ткачева. И так далее, в общем, все земли принадлежат Карабасу-Барабасу в некоторых регионах.

Так вот глава «Мираторга», действительно, подал голос, заявил, что надо думать о продовольственной безопасности страны, что сам никогда не привозил продукты из-за границы. «Если мне что нужно, — говорит, — в России, я иду, покупаю местную продукцию». И по поводу тех, кто протестует, что у них уже из чемоданов вынимают хамон, говорит: «Из ничего истерику закатили, балаболы». Я думаю, вот это слово «балаболы», оно стало таким же известным, как в Архангельске слово «шелупонь», которым губернатор обозвал протестующих против мусорного полигона. Даже появились призывы бойкотировать продукцию «Мираторга». Я вас призываю к этому присоединиться. Тем более, заметьте, почему «Мираторг» так много мечтает об экспорте. Потому что вот для всех этих его роскошных… там есть маленькая проблема у этих гигантских вливаний, гигантских владений: российский народ не так богат, чтобы съесть всё мясо «Мираторга».

И еще раз обращаю ваше внимание, что строится империя, которая монополизирует всё, даже потребление российских граждан. И речь даже идет не только о гражданах Линниках, о которых сказали, что они чисто однофамильцы с госпожой Медведевой.

Вот помните 14-й год, Россия запрещает поставки из ЕС, США, Австралии, Канады и Норвегии сроком на один год. И входит в это число Норвегия с норвежской рыбкой. Что самое прекрасное в этом списке ответных мер — это та самая Норвегия, потому что Норвегия не ЕС, и Норвегия присоединилась к санкциям, введенным ЕС против России потом.

Возникает вопрос. Как бы логично уж, если мы вводим эти странные контрсанкции, которые на самом деле есть «бомбежка Воронежа» и есть удар по кошельку нашего собственного населения, потому что чем меньше наше население имеет выбор, тем меньше потребитель имеет выбор, тем дороже, естественно, ему это дороже, тем больше этим пользуются разные бессовестные производители. От, скажем, запрета еэсовских сыров качество российского сыра не улучшилось, оно, наоборот, стало такое, потому что есть его вообще нельзя, потому что это не сыр, а это, я не знаю… его так оставишь ненадолго на обеденном столе, и он начинает плакать такими крупными пальмовыми слезами и выглядеть как старая подошва, причем независимо от того, откуда этот сыр.

Так вот за предшествующий запрету июль Норвегия экспортировала в Россию рыбы и морепродуктов на общую сумму 76 миллионов долларов. Это, действительно, был очень важный рынок для Норвегии. Вы скажете, зачем же мы обидели бедную Норвегию? Зачем же мы вынудили ее присоединиться к санкциям Евросоюза? А давайте посмотрим, кто у нас в России крупнейший заводчик семги? Правильно: компания «Русское море». А кто у нас был акционером на тот момент компании «Русское море» (потом он ее продал из-за санкций своему зятю)? А господин Геннадий Тимченко. Теперь она называется «Русская аквакультура». И что, вы думаете, случилось сразу после запрета? Правильно: сразу цена поднялась на всю эту рыбку.

Кстати, знаете, что случилось на следующий год у «Русского моря»? Там же гигантские масштабы. Люди не очень опытные в аквакультуре. И вот из-за этого погибло — у них началась гибель — в Мурманской области были выброшены на свалку сотни тонн лосося. Там просто был экологический кошмар. Там уровень ядов превышал норму в 400 раз. Там содержание фенола в грунтах, превышающий фоновые… Это было всё связано с микобактериозом, это было связано с тем, что в садках, рассчитанных на 80 тысяч мальков, находилось до 200 тысяч, что окрестные птицы перестали улетать на зимовку, они там кормились на месте.

Но главным образом, с чем это было связано, конечно, как я уже сказала… Как это строится нормальный бизнес? Нормальный бизнес строится так, что ты заводишь себе ну, вот один садок для рыбы, ты учишься. Если ты прогораешь, то твой сосед, который умеет хорошо работать с этой рыбой, он выигрывает. А как строятся эти гигантские искусственные рыбные квазимонополии, мясные квазимонополии? Получается, неограниченный доступ к деньгами и, соответственно, строится гигантское производство, а поскольку люди, которые его строят, они не очень хорошо понимают, как это производство функционирует в мелком масштабе, то происходит гибель этих 700 тонн рыбы.

И вот смотрите, у нас там рыба — у Тимченко (ну, теперь у его зятя); мясо — у Линников; водка — у Ротенебрегов. И куда конь с копытом — туда и рак с клешней. Вот тут у нас Ассоциация компаний интернет-торговли предложила заменить действующие пошлины на покупки в зарубежных интернет-магазинах и сдирать с людей 15% вне зависимости от стоимости товара. Напомню, что сначала у нас когда-то всё было беспошлинное. Теперь у нас с 19-го года облагаются покупки, если превышает в месяц 500 евро. В 2020 году будет уже 200 евро. Обсуждается уменьшение порока до 100 евро. А сейчас новый вариант — облагать пошлиной покупки любой стоимости даже в 2 евро.

История понятна: Заказывайте в наших интернет-магазинах, нечего вам использовать удобные интернет-магазины, в которых дешевые цены.

Вот это стремление за наши же деньги нас же купить мне напомнила одну очень известную библейскую историю. Наверное, многие слушатели помнят прекрасную историю про Иосифа Прекрасного, который объяснил фараону, что будет сначала 7 тучных лет, а потом будет 7 тощих лет, и на 7 тощих лет надо запастись. Но я не уверена, что не многие помнят финансовую операцию, которую после этого провернул Иосиф. Я ее, если можно, оглашу прямиком из книги Бытие, глава 47-я:

«После того, как в стране наступил голод — а зерно было у Иосифа, — естественно, что сделали жители Египта? Они понесли Иосифу деньги за это зерно. Иосиф собрал все серебро, которое было в земле египетской за хлеб, который покупали. И внес Иосиф серебро в дом фараонов.

После этого серебро кончилось, и жители Египта пришли к Иосифу и говорят: «Дай нам хлеба. Зачем же нам умирать перед тобою, потому что серебро вышло у нас?» На что Иосиф отвечает: «Пригоняйте скот ваш, и я дам вам за скот хлеб, если серебро вышло у вас». И пригоняли они к Иосифу скот свой, и давал им Иосиф хлеб за лошадей и за стада мелкого скота, и за стада крупного скота, и за ослов, и снабжал хлебом в тот год весь скот их.

Потом кончился скот. И пришли эти люди и сказали Иосифу: «Серебро истощилось и стада наши у господина нашего. Ничего не осталось у нас перед господином нашим, кроме тел наших и земель наших. Купи нас вместе с землею». И купил Иосиф всю землю египетскую для фараона, потому что продали египтяне каждый свое поле, ибо голод одолевал их, и досталась земля фараону. И народ сделал он рабами от одного конца Египта до другого».

А теперь самая прекрасная фраза, которая завершает всю эту торговую операцию, проделанную в классическом случае государственно-частного партнерства. С одной стороны, у людей есть какая-то частная земля, частные деньги, частный скот. А, с другой стороны, есть государство, которое имеет возможность разными, почти законными методами этот скот у ни изъять. Так вот последняя фраза — в студию! «Они сказали: «Ты спас нам жизнь. Да обретем милость в очах господина нашего, и да будем рабами фараона».

Вот, видимо, это тот образец экономической самодостаточности, библейский образец, о котором сейчас мечтают люди в частно-государственном партнерстве, именуемом Кремль, и, судя по всему, ни тихонечко воплощают это дело в жизнь.

И, кстати, об импортозамещении. Вот у вас тут Мединский сказал, что не пройдет и несколько лет, как наша скрепоносная киноиндустрия будет делать фильмы не хуже «Игры престолов». И вот качество нашей скрепоносной индустрии немедленно было продемонстрировано. Потому что отложили мировую премьеру «Мстителей», финала. Тоже не бог весть какая фильма. Но отложили и вышел он через 4 дня после мировой премьеры, чтобы побольше зрителей сходило на отечественную картину «Миллиард». В результате второй уикенд без «Мстителей» позволил «Миллиарду» заработать аж еще 78 миллионов рублей. А вот за один понедельник 29 апреля «Мстители» собрали в России 427 миллионов рублей. Это к вопросу об импортозамещении.

Еще одна важная история, о которой я хотела вам рассказать, которая случилась 26 апреля, когда Басманный суд Москвы удовлетворил иск в полном объеме — иск ФСБ к «Новой газете» — за статью о взрыве в Магнитогорске. Помните, взорвался 31 декабря дом в Магнитогорске? И «Новая газета» напечатала статью о человеке, которого звали Хуснидин, которого, как сейчас утверждает ФСБ, как-то надо опровергнуть — привет «эффекту Барбары Стрейзанд» и всем сказочным эфэсбэшникам. Так вот статья называется: «Хуснидин должен признаться, что взорвал дом». В статье утверждается, что его пытали. ФСБ и суд признали, что это всё абсолютно полностью неправда.

И тут я хочу вернуться к истории, о которой я часто говорю, что есть новости, которые есть и это важная вещь, но есть новости, которых нет, но они тоже очень важны. И напомню, что произошло 31 декабря в Магнитогорске. Там, видимо, действительно, была какая-то группа исламских экстремистов, за которой внимательно следило ФСБ. И тут 31 декабря взрывается дом. На следующий день взрывается маршрутка с этими экстремистами. И начинается усиленный слив эфэсбэшниками, что это был теракт, что они предотвратили, чуть ли, не взрыв атомный всего Магнитогорска, что был какой-то невзорвавшийся пакет у супермаркета. Причем в этих сливах рассказываются имена, явки, пароли. Либеральная ощност негодует: кровавое государство опять преступно от нас скрывает, что это теракт.

И вот к вопросу о новостях, которых нет. По прошествии столького времени мы видим, что, судя по всему, действительно, никакого теракта не было, а было ровно, наоборот. Группа лиц в ФСБ, которые очень хотят устроить из России полицейское государство и списать взрыв на теракт с целью увеличения своих полномочий, сливали в прессу абсолютные фейк-ньюс.

К вопросу о наказании за фейк-ньюс. Вот тут, значит, какую-то бедную девушку уже наказали в Архангельске за пост с анонсом о несогласованном с властями митинге против строительства мусорного полигона. Причем митинг был, так что не совсем понятно, в чем фейк-нюсь, но наказали девушку за фейк-нюьс. А вот этих эфэсбэшников, которые, в общем, очень странную историю… ввергали российское общество во вполне намеренную панику, рассказывали что-то, что никак не подтвердилось, давали сливы Телеграм-каналу Baza и так далее. Их, мы видим, никак не наказали.

И, более того, обратите внимание, что там же все хорошо, но там же, действительно, был неразорвавшийся пакет, который вытащил какой-то то ли дворник, то ли бомж и отсоединил от него телефон, а этот телефон принесли в полицию, и с этого телефона вышли на людей, которые относились к этим исламистам. Так у меня вопрос: а пакет-то неразорвавшийся кто подсунул? Взрывчатка там была? Была. Если его не подсунули исламисты, то что ж получается, кто его подсунул?

Последняя история, о которой я хотела на этой неделе рассказать. Честно говоря, я как-то не думала, что она является актуальной. Но вдруг я увидела очень много постов, обсуждений по поводу годовщины событий, которые произошли в Одессе 2 мая. Напомню, там сгорел Дом профсоюзов, и в нем сгорело 42 человека, пророссийских активиста. Все они были украинцы. Там ходили слухи, что часть из них какие-то российские люди. Нет, все были украинцы. Всего в этот день было убито 48 человек, из них 2 человека убито майдановских активиста, все остальные были пророссийские.

И вдруг я увидела большое обсуждение этой проблемы со словами, что неизвестно, что произошло в Доме профсоюзов. Знаете, есть такая манера удивительная, — она позаимствована у леваков, — которая называется: «Мы скорбим о жертвах». Для меня всегда очень важно, кто начал и что произошло. И вопрос «Кто начал?» для меня всегда является в драке определяющим. Вот начал, условно говоря, Кокорин и Мамаев или к ним приставали?

Так вот о 2 мая в Доме профсоюзов, несмотря на то, что нам говорят, мало что известно — и, действительно, мало что известно, украинское государство не проявило себя с хорошей стороны, полностью всё расследуя, — тем не менее, есть масса расследований. Помимо расследований добровольцев, которые я сейчас не буду цитировать, так называемые «Группы 2 мая» (вы скажете, что они предвзятые), есть отчет Совета Европы. Это называется International Advisory Panel, которое занималась событиями в Одессе 2 мая. Он довольно пахабный, как и все отчеты международных проституток. Поэтому я специально цитирую этот похабный отчет.

Что из него видно? Я напомню, что это было время создания Новороссии. 19 февраля, например, 100 человек напали с битами и масками на майдановскую демонстрацию. 3 марта пророссийские активисты пытались захватить Дом правительства. В интернете 16 апреля провозгласили какую-то Одесскую республику. 2 мая в Одессе должен был состояться матч «Черноморца» и «Металлиста». В связи с этим проукраинские футбольные фанаты съехались в Одессу и пошли маршем.

Я особо обращаю внимание, что эти футбольные фанаты, когда они пошли маршем, они никого не били и не трогали. Это было шествие в поддержку Украины. На это шествие около 3 часов 20 минут напали пророссийские активисты. Отчет такой странный, что в нем даже не говорится, что это были пророссийские активисты. В отчете говорится, что это были профедеральные активисты.

Даже тоже очень интересно. Потому что полиция сформировала кордон. И дальше мы видим по всем видео, что полиция была не просто на стороне пророссийских активистов, а что человек по имени Виталий Будько из автомата за спинами полицейских вел огонь по украинским активистам. То есть это было совершенно как 1 мая в Питере, только хуже. Есть полиция, которая охраняет людей, которые расстреливают людей, которые пока ни на кого не нападают, хотя они и футбольные хулиганы. И на многих полицейских были красные вот эти повязки в знак пророссийских симпатий, и после ́того, напоминаю, вот этот самый Будько, которые стрелял из автомата, сел в скорую вместе с человеком, которого зовут Дмитрий Фучеджи — это крупный одесский милиционер. И они уехали. Господин Фучеджи сейчас дает интервью российскому телевидению. Говорят, что он находится в Приднестровье. Но, видимо, он все-таки находится в России.

И вот тогда был убит первый человек из этого автомата. Его звали Игорь Иванов, он был сторонник украинский. То есть я вижу отчетливо, что было замышлено — это устроить побоище сторонникам Украины. Более того — я опять цитирую этот отчет — ясно, что часть этих людей имело оружие, потому что когда они захватили торговый центр «Афина», они стреляли в полицейских, и когда «Сокол» взял этот торговый центр и арестовал 48 человек, у них были коктейли Молотова и оружие.

А дальше случилось, что, поскольку атаковали не пятиклассников с розовыми бантиками, а футбольных фанатов, они озверели, оказались сильнее и погнали своих противников, несмотря даже на милицейский кордон. После этого толпа побежала громить лагерь антимайдановцев на «Куликовом поле». После этого антимайдановцы забежали в Дом профсоюзов.

Я снова цитирую отчет ЕС: «Около 6 часов 50 минут профедералы (то есть прорусских так называют) сломали дверь и внесли внутрь разные материалы, включая коробки с коктейлями Молотова и сырье для их изготовления. Дальше в 8 без 15 начинается пожар. И опять я цитирую отчет: «Пожар начинается в пяти местах: в холле, на лестнице справа и слева, в комнате на первом этаже, на площадке между 2-м и 3-м, и не считая огня в холле, огонь мог произойти только от действия тех, кто находился внутри помещения».

Насчет последнего я не знаю, то есть есть разные версии, что все-таки промайдановцы могли вломиться в это помещение. Есть более вероятная версия, что обе стороны кидались друг в друга. А есть, безусловно, тот факт, что, действительно, люди, оборонявшиеся в Доме профсоюзов, кидали и плохо кидали коктейли Молотова с крыши. Дальше одна часть толпы била людей, которые спасались в Доме профсоюзов, другая часть толпы помогала им спасаться, как это всегда бывает в толпе.

Но я возвращаюсь к главному вопросу: кто начал? Еще раз повторяю: в данном случае, кто начал — совершенно очевидно: начали те пророссийские активисты, которые сначала напали на проукраинскую демонстрацию, которая была демонстрация — палец в рот не клади — демонстрация футбольных фанатов. А потом из-за спин полицейских, им сочувствующих, стреляли по толпе.

Кончилось это не так, как ожидали организаторы. Но, извините, пожалуйста, кто первый начал, тот и отвечает. Еще раз вам повторяю, можете сами разбираться в том, что произошло, но, пожалуйста, не верьте рассказам, что «ой, мы не будем разбираться, мы будем скорбеть о жертвах, и если кто жертва, то вот обязательно его противник и виноват». Всего лучшего, до встречи через неделю!

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)